Покажите мне Москву, москвичи. (leonovvaleri) wrote,
Покажите мне Москву, москвичи.
leonovvaleri

Category:

Храм Григория Неокесарийского, что на Большой Полянке



Не буду излагать свою точку зрения, расскажу словами Андрея Андреевича Вознесенского. Из книги «Прорабы духа».

На углу Полянки, занятый какой-то конторой, полыхал шедевр нарышкинского барокко - «красная церковь Григория Неокесарийского при Полянке». Красной она звалась не только из-за алого фона с белыми деталями на нем. В ней присутствовала кровь людского страдания.

Для меня она всегда была храмом Андрея.

Андрей Савинов, духовник тишайшего Алексея Михайловича, служил ранее в деревянной церкви, стоявшей на этом месте. Именно он обвенчал царя с красавицей Натальей Кирилловной Нарышкиной.

Это была не просто свадьба. Царь женился на воспитаннице А. Матвеева, носительнице мировоззрения новой России, образованной, норовистой, которая потом родит ему Петра. Милославские лютовали. Савинов стал задушевным другом царя. И, конечно, уговорил того построить каменный храм.

О вкусе и характере Андрея Савинова мы можем судить по размашистой цветастости постройки. В ней не было молитвенной отрешенности новгородских и псковских созданий. За этим стоит философия. Савинов был озарен земными соблазнами. Он бражничал с царем. Мы читаем в «Дворцовых разрядах» от 21 октября 1674 года: «…да у кушанья же был у Великого Государя духовник Великого Государя Андрей Саввиновичь. И его Вел. Государя тешили, и в органы играли, а играл в органы Немчин, и в сурну и в трубы трубили, и в сурепки играли. Государь жаловал своего духовника и бояръ вотками, ренским и романеею и всякими разными питиями, и пожаловалъ ихъ своею государевою милостию: напоилъ ихъ всехъ пьяныхъ».

За столом Андрей приятельствовал с Симеоном Полоцким, воспевавшим в орнаментальных виршах новый дворец.

А какие сочные, образные имена строителей храма, выбранных нашим подвижником! Храм построен крепостным крестьянином Карпом Губой под наблюдением каменных дел подмастерья Ивана Кузнечика. Прямо Гоголь какой-то!

Как в большинстве строений XVII века, это бесстолпное пятиглавие на четверике. Архитектура лукавит, темнит, придуряется, скоморошничает. Сложена она из знаменитого подмосковного мячковского камня, по имени деревни возле Быкова, где была каменоломня. Яркая, светская, бесшабашно дерзкая, это лучшая из всех московских церквей XVII века. Есть в ней гармония и одновременно какая-то душевная тяжесть, словно в ней таится тревога, предчувствие страдания за красоту.

И еще один, может быть главный, смысл таила эта красная архитектура. Венчание царя было важнейшим событием в жизни Андрея Савинова. Прораб духа становился прорабом истории.

Видная всей округе, новая красота была отлично заметна из-за Москвы-реки, из Кремля. Она возвышалась над стрелецким - Замоскворечьем - восхищала и отвращала. Ока провозглашала торжество Нарышкиных и всенародно ославила Милославских.

И вольно или неосознанно сквозь ее нарядный силуэт проступал образ статной августейшей красавицы, молодой невесты России, в огненном наряде с белой оторочкой и зеленой накидкой на плечах, увиденной влюбленным взором создателя.


      Как колокольня алая,
      пылая шубкой яро,
      Нарышкина Наталья
      стоит на тротуаре.
      В той шубке неприталенной
      ты вышла за ворота,
      Нарышкина Наталья,
      Как будто ждешь кого-то?

      В чужом бензинном городе
      глядишь в толпу рассеянно,
      слетают
      наземь
      голуби,
      как шелуха от семечек.

      Я понял тайну зодчего,
      портрет его нахальный,
      и, опустивши очи,
      шепчу тебе: «Наталья…»


Добром все это не могло кончиться. Открыть свое детище в 1679 году Савинову не удалось. Едва царь укатил в свое любимое Преображенское на «комедиальные действа» и соколиную охоту, где три тысячи соколов и двести тысяч голубей отвлекали его в небо от городских забот, как вольный духовник был арестован патриархом Иоакимом.

«Яким, Яким!» - стыдил сего патриарха Аввакум. Андрей Савинов был посажен на цепь.

Виной ему вменялся блуд, влияние на царя и то, что он «церковь себе воздвеже без патриаршего благословения». Вернувшийся царь не сумел спасти любимца, лишь поставил двадцать стрельцов сторожить, чтобы его не кокнули. Впоследствии Андрей был лишен сана и умер на Севере, сосланный в Кожеозерский монастырь.

До сих пор, как замерзшие слезы, туманятся в тоске по нему изумрудные изразцы на Полянке.

Мастер изразцов этих, ценинный мастер Степан Полубес, понятно, был товарищем и сотрапезником нашего подвижника. О его художествах свидетельствует темпераментное буйство фриза - это знаменитый «павлиний глаз», где основа изразца - синий глубокий фон.



Далее стихотворение Андрея Андреевича, так и называющееся «Храм Григория Неокесарийского, что на Большой Полянке».

      Названье «Неокесарийский»
      гончар, по кличке Полубес,
      прочел как «неба косари мы»,
      и ввёл подсолнух керосинный,
      и синий фон, и лук серийный,
      и разрыв-травы в изразец.

      И слёзы очи засорили,
      когда он на небо залез.

      «Ах, отчаянный гончар,
      Полубес,
      чем глазурный начинял
      голубец?

      Лепестки твои, кустарь,
      из росы.
      Только хрупки, как хрусталь,
      изразцы.

      Только цвет твой, как анчар,
      ядовит…»
      С высоты своей гончар
      говорит:
      «Чем до свадьбы непорочней,
      тем отчаянней бабец.
      Чем он звонче и непрочней,
      тем извечней изразец.

      Нестираема краса —
      изразец.
      Пососите, небеса,
      леденец!

      Будет красная Москва
      от огня,
      будет чёрная Москва,
      головня,

      будет белая Москва
      от снегов – всё повылечит трава
      изразцов.
      Изумрудина огня!
      Лишь не вылечит меня.

      Я к жене чужой ходил, луг косил.
      В изразцы её кровь замесил».

      И, обняв оживший фриз,
      белый весь,
      с колокольни рухнул
      вниз
      Полубес!

      Когда в полуночи бессонной
      гляжу на фриз полубесовский,
      когда тоски не погасить,
      греховным храмом озаримый,
      твержу я: «Неба косари мы.
      Косить нам – не перекосить».


Степан Иванов по кличке Полубес «сотоварищи» сработал в Москве еще Успенский храм в Гончарах.

А керамические иконы встречаются не часто...




Tags: #изразцы, андрей вознесенский, замоскворечье, изразцы, иконы, окололитературное, ордынка, степан полубес
Subscribe

  • Лев в Кривоколенном

  • Душа чистая (детали)

    Неизвестный художник. Душа чистая. Выговский (Выгорецкий) центр. Первая половина XIX века. Чернила, темпера. Среди рисованных лубков сюжет с…

  • Душа чистая

    Душа чистая, - последняя четверть XVII века, - север. Икона сфотографирована на выставке «Другое измерение. Смерть и загробная жизнь в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments